Идеология в современном мире

Мы живем в эпоху неопределенности, безверия, разочарований и потери иллюзий. Старые боги развенчаны и низвергнуты с пьедесталов, секулярные идейно-политические конструкции и утопии равно как и великие религиозные учения прошлых эпох, какими мы их знали на протяжении всего XX столетия, во многом перестали выполнять роль мобилизующих идеалов. Они либо исчерпали себя, либо потерпели банкротство, либо существенно ослабли Развенчание многих радикальных, социалистических и коммунистических утопии стало свершившимся фактом. Но взамен них не разработаны и не предложены какие-либо масштабные позитивные идеи, которые могли бы служить в качестве Объединяющих И мобилизующих людей идеалов. Проблема состоит в том, что люди перестают верить как реформаторам, так и революционерам. Великие программы, великие табу и великие отказы более не воодушевляют и не вызывают страха. Они становятся недееспособными из-за полного безразличия к ним людей.

С крахом идеологического по своей сути советского государства развенчалась и коммунистическая утопия, или же, наоборот, с развенчанием утопии обрушилась и империя. Крах марксизма-ленинизма можно рассматривать как одно из важнейших событий конца XX в Этоткрах и связанное с ним признание неудачи советского эксперимента выбили почву из-под большинства социальных учений современного мира. Левизна и все без исключения левые идейно-политические течения оказались ввергнутыми в глубочайший кризис.

В последние три-четыре десятилетия левые, особенно коммунисты, очутились перед альтернативой: либо, сохранив приверженность единственно верной истине., еще более ужесточить свои идеологи, человеческие позиции и оказаться на обочине общественно-политической жизни, либо, согласившись с общепринятыми правилами игры, открыться в отношении остальных идеологических и политических течений и тем самым попытаться держаться на поверхности. Однако как показывает исторический опыт, любой утопический проект люьая утопическая доктрина по сути подписывает себе смертный приговор, как только она переходит на принципы открытости и терпимости в отношении других идейно-политических течений Дискредитация ленинского мифа, несомненно, лишает всякой актуальности и перспективы миф о социалистической революции и обществе, основанном на принципах всеобщего социального равенства. Несомненно и то, что этот крах вовсе не есть свидетельство совершенства западного пути общественно-исторического развития и западной модели общественного устройства. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в то время как весь не западный мир как будто принимает принципы рыночной экономики и политической демократии, на самом Западе усиливается интенсивность критики наследия Просвещения и его детищ в лице индивидуализма, прогресса и политической демократии. К тому же Запад не раз давал козырные карты в руки вождей и идеологов обоих вариантов тоталитаризма и различных форм авторитаризма. Проблема состоит также в том, что в целом Запад еще не сумел выдвинуть сколько-нибудь убедительный альтернативный миф или идеологическую систему, способную определить магистральные пути развития человечества в конце ХХ и начале XXI в.

На первый взгляд крах марксизма-ленинизма как бы возвестил об окончательной смерти любой идеологии. На идеологическом спектре как бы образовалась огромная черная дыра. Это дало повод некоторым псевдопророкам заявить о «конце истории» и наступлении новой эры прагматического либерализма. Под вопрос поставлена сама возможность или правомерность идеально-программных, политикоидеологических построений в качестве мобилизующих идеалов. Возникает много вопросов: способна ли демократия эффективно ответить на вызовы новых исторических реальностей; может ли либерализм, консерватизм или какой-либо иной "изм" заполнить вакуум, образовавшийся после очевидной несостоятельности ряда идеологий правого и левого толка, и др .