Сушностные характеристики идеологии

Когда отдельный человек или приверженцы какого-либо учения проникаются уверенностью в том, что они овладели «окончательной истиной», «универсальным ключом к решению всех проблем и достижению гармонии», они не сомневаются в близкой достижимости «царства правды и справедливости».

В итоге даже передовые по своему замыслу социально-философские и идейно-политические системы оказываются замкнутыми системами, базирующимися на неподвижной основе и предусматривающими втиснуть реальную жизнь в прокрустово ложе отвлеченных и искусственных одномерных конструкций.

Массовость, демократизация любой идеи ведут к потере ею способности саморазвиваться, к приспособлению к усредненной психологии массы, энтропии познания, прогрессирующей потере научности и достоверности. Превратившись в господствующую, надев, как говорится, «официальный мундир», любая идея сама себя сковывает, принимает тон официозного оптимизма и уже не допускает какой-либо критики существующей системы. Пропорционально растет ее нетерпимость и закрытость, постепенно превращаясь в некое подобие религии.

Поэтому не случайно, что тоталитарное государство использовало всю свою мощь для утверждения мифологической версии своей идеологии в качестве единственно возможного мировоззрения. Она была превращена по сути в государственную религию со своими догматами, со священными книгами, святыми, апостолами, со своими богочеловеками (в лице вождей, фюреров, дуче и т.д.), литургией и т.д. Здесь государство представляет собой чуть ли не систему теократического правления, где верховный жрец-идеолог одновременно является и верховным правителем. Это, по удачному выражению Н. Бердяева, «обратная теократия».

Так, нацистская идеология в гитлеровской Германии приобрела статус религиозной веры с элементами мистицизма, атрибутами фундаментализма с его фанатизмом, буквализмом и эсхатологизмом. Ее «священными книгами» стали работа Х.С. Чемберлена «Основы девятнадцатого века», которую гитлеровская газета «Фелькишер беобахтер» в 1925 г. назвала «евангелием нацистского движения», «Миф двадцатого века» А Розенберга и др. Разумеется над ними всеми стоял «Майн кампф», предлагавшаяся в качестве идейно-политической платформы «тысячелетнего рейха», создание которого провозгласили идеологи нацизма. Показательно, что почти во всех немецких семьях «Майн кампф» выставлялась на почетное место в доме, считалось почти обязательным дарить ее жениху и невесте к свадьбе и ученику после окончания школы.

Принцип редукции, как правило, обусловливает некоторые специфические особенности идеологии. В методологическом плане она призвана играть в сфере политики ту же роль, что система догматов - в сфере религии. И там и здесь вера, в первом случае секулярная а во втором религиозная, играет центральную роль. "Рим - владыка ели богов чтит: от них начало, в них и конец найдем", - писал древнеримский поэт Гораций.

Падение с пьедесталов или смерть богов часто знаменует собой упадок и смерть старой и восхождение новой цивилизации Как правило народы недолго переживают исчезновения своих богов Глубоко был прав Г. Лебон, когда писал: «Нет ничего более разрушительнее, чем прах умерших богов».

Идеи и люди, их воплощающие, руководят миром. Причем зачастую не имеет значения - истинны они или ложны. На суды народов глубокое влияние оказывают не только войны и революции опустошительные следы которых рано или поздно изживаются но и перемены в основных идеях, понятиях и верованиях, которые связаны с тем, что основополагающие элементы самой цивилизации осуждены на преобразование.

onlinemag.in.ua