Место идеологии во внешней политике

Триумф идеологии в XX в. привел к существенным изменениям в отношениях между государствами и народами. Как известно, Вестфальская международно-политическая система базировалось на принципах национального суверенитета и легитимности. Она не предписывала той или иной стране какую-либо конкретную форму правления и внутренней социальной организации.

В эту систему на равных правах входили, с одной стороны, самодержавная Россия, монархия Габсбургов, а с другой - либеральная Англия, т. е. авторитарные и либеральные режимы. Согласие касалось лишь того, что допустимо и недопустимо во внешнеполитическом поведении государств.

Таким образом, одним из важных условий для законного, или легитимного, международного порядка считалось жесткое разграничение между установленной государством формой правления и его поведением на международной арене. Каждый участник международных отношений был вправе установить у себя любой социальный и политический режим, пока он ведет себя на мировой арене в соответствии с общепризнанными правилами поведения. Тем самым в рамках одной и той же системы межгосударственных отношений допускалось сосуществование различных политико-идеологических систем.

Такое положение радикально изменилось в XX в., когда борьба за умы людей стала важной составной частью международной политики. Проанализировав это, известный американский исследователь Г. Моргентау в предисловии ко второму изданию своей получившей популярность книги «Политика между нациями: борьба за власть и мир» подчеркивал, что «борьбу за умы людей в качестве нового измерения международной политики следует добавить к международным измерениям дипломатии и войны». При этом Моргентау сетовал: «Эта борьба за умы людей нанесла последний фатальный удар той социальной системе международного общения, в рамках которой в течение почти трех веков народы жили вместе в постоянных ссорах, но под общей крышей разделяемых всеми ценностей и всеобщих стандартов действия... под руинами той крыши оказался похороненным механизм, который поддерживал стены того общего дома народов, а именно: баланс сил».

В первые десятилетия XX в. развернулся бескомпромиссный конфликт между тремя главными альтернативными политико-идеологическими направлениями перестройки современного мира: социалреформизм ом, фашизмом и большевизмом. В ходе Второй мировой войны в результате военного разгрома Германии и ее союзников фашизм как сколько-нибудь эффективная и дееспособная альтернатива перестал существовать. В качестве главных противоборствующих альтернатив сохранились социал-реформистский капитализм и революционный социализм (коммунизм). В результате после второй мировой войны идеологический конфликт между двумя блоками, возглавлявшимися США и СССР, принял законченную форму.

Особенность Второй мировой войны состояла в том, что традиционный кодекс факторов, лежащих в ее основе, возможно, впервые со времен религиозных войн XVI в. дополнялся идеологическим компонентом. Она представляла собой одновременно войну за территориальное господство и илеологическую войну, призванную навязать противной стороне определенным образ жизни, систему ценностей , форму жизнеустройства, политическим режим и т.д. Обоснованность этого тезиса отнюдь не опровергается тем фактом , что одна из воюющих тоталитарных держав (СССР) находилась в союзе с либерально-демократическими странами (Великобританией, США и несколько позже - Францией).

Во-первых, это была война не на жизнь, а на смерть между двумя непримиримыми тоталитарными режимами - большевистским и нацистским, в основе политической стратегии которых явно или неявно была заложена установка на глобальную экспансию и мировое господство. Здесь необходимо сделать существенную оговорку, что для народов Советского Союза эта война была именно Великой Отечественной войной против неприкрытой нацистской агрессии.

onlinemag.in.ua