Национализм как идеология

При этом нельзя не отметить наличие разночтений в трактовке, роли и функциях национализма в современном мире. Нет единства относительно того, что понимать под «национализмом». Еше английский исследователь XIX а У. Бейджгототмечал: «Мы знаем, что это (национализм) такое, когда нас об этом не спрашивают, но мы не можем без запинки объяснить или определить его».

Некоторые авторы вообще ставят под сомнение сам факт существования национализма как реального феномена. Даже известный современный английский исследователь Э. Хобсбаум, внесший немалый вклад в раскрытие сущности этого феномена и его роли, как позитивной, так и негативной, утверждал, что «национализм требуетслишкомтвердой веры вто, что явно не соответствует действительности».

Эта линия в трактовке нации получила крайние формы в отечественной этнологии, где с 80-х годов муссируется мысль о возможности и желательности отказа от самого понятия «нация». Понятие «нация», отмечал, например, один из сторонников этой позиции В. А. Тишков, не что иное, как «политический лозунг и средство мобилизации, а вовсе не научная категория». И далее: «Состоя почти из одних исключений, оговорок и противоречий, это понятие как таковое не имеет права на существование и должно быть исключено из языка науки. В этнокультурном смысле категориальность понятия «нация» утратила в современном мире всякое значение и стала фактически синонимом этнической группы». По мнению Тишкова, если «этничность» представляет собой некоторую безусловную реальность, то «нация» - всего лишь сконструированный лозунг, средство мобилизации политической поддержки.

И действительно, если установки людей как граждан государства ограничиваются приверженностью ему, то зачем осложнять ситуацию разными там дополнительными атрибутами вроде ничего не значащей «идеи нации» или какой-либо иной искусственно созданной конструкции? Фактом является то, что понятие «нация» не поддается строгой дефиниции.

Существуют серьезные расхождения в трактовке содержания, вкладываемого разными авторами в это понятие. Причем ни одно из определений «нации» нельзя назвать сколько-нибудь четко сформулированным и убедительным. Все они обставлены таким количеством исключений и оговорок, зачастую многочисленных и настолько серьезных, что теряет всякий смысл сама необходимость их вычленения. По сути ни одно из них нельзя назвать более совершенным, чем то, которое в свое время предложил И. В. Сталин.

Однако большинство людей не интересуется теоретическими дефинициями. Верно и то, что в политическом лексиконе термин «нация» чаще употребляется в смысле «нации-государства». Национализм в современном понимании предполагает политическое, а точнее государственное, начало. Однако необходимо отметить, что национальность, чувство национальной принадлежности, национальное самосознание и, соответственно, нацию нельзя свести к какому-либо одному-единственному, политическому или иному, измерению.

Здесь этническому компоненту при всех возможных оговорках должно быть отведено соответствующее место. Иначе как объяснить существование в одном государстве так называемых титульных и коренных народов, национальных меньшинств и т.д. Известно, что подавляющее большинство (если не все) наций образовалось вокруг какого-то одного доминирующего этноса. Возможно, прав Э. Смит, утверждавший, что существуют два вида национализма: политический, характерный для «территориальной» нации, и этнический, относящийся к «этнической» нации.

Как представляется, здесь корректнее было бы говорить о двух аспектах, или сторонах, национализма: государственной и этнической. В то же время приверженность граждан своему государству и своей нации отнюдь не сводится к сугубо материальным и Рационалистическим началам. В национальном самосознании, национальной гордости, патриотизме и других составляющих понятий нации и национализма, наряду с сугубо рационалистическим, научным, концептуальным и т.д. присутствует значительный пласт традиционного, ценностного, иррационального, символического, мифологического.

onlinemag.in.ua