Онтология мира политического

Без всякого преувеличения можно сказать, что государственное. властное начало, политика имеют место там, где существуют конфликты. Средством полного развития человеческих сил природа избирает противоборство этих сил в обществе. Это противостояние - тоже форма Общения и общежития, хотя и «антиобщественная». И,действительно, человеку посамой своей природе присуща склонность делать все по-своему. Естественно, что при этом он встречает противодействие других индивидов, также стремящихся делать все по-своему. Этот факт самым непосредственным образом проявляется в борьбе за свою долю во власти между различными социальными силами.

Показательно, что факт конфликтного происхождения властных отношений, политики, государства осознали уже мыслители древности. Еще в «Государстве» устами Полемарха Платон говорил о том, что политическая деятельность должна быть нацелена на интересы части общества или одной партии («друзей») в борьбе с ее Политическими противниками («врагами»).

Искусство справедливой политики — «это искусство приносить друзьям пользу, а врагам причинять вред». Выступая с позиций сущего или реального положения вещей платоновский Фрасимах ратовал за то, чтобы в отношениях между властвующими и подвластными приоритет никогда и ни при каких условиях не отдавался подвластным. Как считал Фрасимах, нет людей, которые, находясь у власти, могут отдать предпочтение интересам других в ущерб своим собственным интересам. Примечательно, что, считая все существующие системы правления несправедливыми, Сократ не оспаривал фактическую правомерность фрасимаховского конфликтного принципа, выведенного из реального жизненного опыта.

Эта традиция, идущая через Н. Макиавелли и Т. Гоббса, нашла свою дальнейшую разработку у К. Шмитта. Рассматривая политику в категориях друг-враг, К. Шмитт полагал, что социальные отношения уплотняются, превращаются в политические при необыкновенной интенсивности общественных противоречий. По сути Шмитт рассматривал дихотомию друг-враг в качестве главного конституирующего признака политических отношений, самого смысла существования политического как самостоятельной сущности. В своих построениях Шмитт ставил во главу угла именно эту дихотомию, которой у него соответствовали противостояния добро-зло в морали, прекрасное-безобразное в эстетике, выгодное-невыгодное в экономике. Причем, согласно Шмитту, политические категории самодостаточны и независимы от моральных, экономических и иных категорий, политический враг не обязательно плох с моральной точки зрения или безобразен с эстетической.

Весь вопрос состоит в том, что он — другой, чужой. Эта линия в разработке и трактовке политического в разных вариациях, с различной степенью ударения на универсальность и интенсивность конфликта нашла отражение в большинстве политико-философских систем - от левого радикализма до правого консерватизма и радикализма. Свое наиболее законченное выражение она нашла в тоталитарных политико-философских конструкциях в лице ленинизма и национал-социализма. В них идея непримиримой борьбы классов и теория бескомпромиссной борьбы высших и низших рас и народов была возведена до статуса универсального принципа, лежащего в основе всех без исключения общественно-исторических и социально-политических феноменов и процессов. Тем самым дихотомия друг-враг была перенесена на все сферы и принципы жизни. Политический враг не может быть союзником или другом в экономической, социокультурной, эстетической или иных сферах. Элиминируется само понятие нейтралитет в либеральной системе мировоззрения, если человек нейтрален в отношении существующей формы правления, то подразумевается что он молчаливо соглашается с ней. В тоталитарной системе нейтралитет воспринимается как неприятие господствующей политической системы.

Психологический анализ